Намаз на
14 ноября 2018
Тюмень
06:17
Фаджр
08:17
Шурук
12:22
Зухр
14:34
Аср
16:27
Магриб
17:57
Иша

Камиль Самигуллин: «У нас Республика Татарстан. Если не на татарском, то на каком?»

print_589016_614732-(1)

Муфтий РТ переводит проповедь во всех мечетях республики исключительно на язык Тукая — оппоненты просят хотя бы 1 — 2 исключения

Историческое решение принимает сегодня первый пленум ДУМ РТ, который проходит в новой резиденции республиканского муфтия. Камиль Самигуллин выступил с предложением исключить проведение пятничной проповеди на русском и любом другом языке, кроме татарского. Эксперты «БИЗНЕС Online» разошлись во мнениях — от «Это золотые мысли» до «Люди не будут понимать» и «Что это за решение такое?». Сам муфтий РТ считает, что такая мера создаст татарам дополнительный стимул учить родной язык.

«ЕСТЕСТВЕННО, ДОЛЖНО БЫТЬ ВСЕ НА ТАТАРСКОМ ЯЗЫКЕ»

Впервые о возможности проводить пятничные проповеди исключительно на татарском языке муфтий республики Камиль хазрат Самиуллин заявил на открытии II форума мусульманской молодежи. Между тем в настоящее время в Казани уже есть такие мечети, как «Ярдэм» или «Казан нуры», где пятничная проповедь звучит по-татарски, затем дублируется на русский язык. А в Бурнаевской наставления на джума-намазе и вовсе ведутся исключительно по-русски. Несколько лет назад в одной мечети можно было услышать турецкую хутбу, в другой — арабскую. В Татарстане такого не должно быть, считает муфтий. Сегодняшний пленум ДУМ РТ идею Камиля хазрата должен оформить в виде постановления. Впрочем, как накануне в коротком интервью пояснил «БИЗНЕС Online» глава ДУМ РТ, исход голосования по этому щепетильному вопросу может быть непредсказуемым.

— Камиль хазрат, скажите, пожалуйста, для чего вы хотите ввести в мечетях Татарстана монолингвальную практику, в чем суть вашей идеи?

— Это не только моя идея. В этот раз и Закиров (Ринат Закиров — председатель исполкома всемирного конгресса татарприм. ред.) должен прийти к нам на пленум. Этот вопрос всех волнует. Начали говорить, что я выступил с такой инициативой. На самом деле это назревает во всех районах республики. С такими предложениями обратились мухтасибы. Естественно, должно быть все на татарском языке. Из-за чего шум поднимается? Это унижение прав не знающего татарского языка? Нет, ни в коем случае. А разве не унижение и не ущемление прав бабая татарина, который хочет прийти на джума-намаз и послушать проповедь на татарском, когда вместо этого говорят на русском? Почему должно быть на русском, почему не на татарском? У нас ведь в республике два языка.

— Члены президиума ДУМ РТ также поддержат эту идею?

— Перевести пятничные проповеди на татарский — это мое предложение. Пусть имамы голосуют. Пусть выскажут свое мнение, мы послушаем. Это пленум, совещательное собрание. Итогом голосования станет какое-то решение.

Ринат Закиров

Ринат Закиров: «Что касается татар, не знающих родного языка, то сейчас много есть возможностей. Пусть засядут за проект «Ана теле» и учат». Фото: архив «БИЗНЕС Online»

— А может, стоит оставить пару мечетей, где идут русские проповеди, — для не понимающих татарского языка?

— Давайте оставим мечеть на русском, для таджиков — на таджикском, для узбеков — на узбекском. Что это будет? Ни в одной республике же такого нет. Чеченцы разве делают для кого-то на русском? Даже в Чечне нет этого. Все проповеди идут на чеченском языке на 100 процентов. У нас Республика Татарстан. Если не на татарском, то на каком?

— Не нарушает-ли это требования шариата, который предписывает говорить на языке, который понимают?

— В пятницу совершается джума-намаз длительностью 2 ракагата (цикл последовательных движений, которые повторяются на протяжении намаза,прим. ред.) — это фарз, то есть обязательно. Слушать хутбу (проповедь) — условие намаза. Слушать, а не понимать. Наставления же можно хоть на китайском языке вести. Можно вечером, можно в другой день. Нет такого условия, чтобы хутба была именно на джума-намазе. Мы ради кого беспокоимся? О русских, которые приняли ислам и не понимают татарского языка, или о татарах, которые не знают родного языка? Почему бы им не выучить родной язык? Они выступают с позиции правых: мы вот не знаем своего родного языка, такие молодцы, ну и не мучайте нас. Зато, может быть, появится стимул — и через 20 лет каждый татарин будет знать свой язык.

— А как человек, не понимающий татарского языка, должен пополнять свои знания?

— Мы ведь не все переводим на татарский, речь идет только о хутбе — пятничной проповеди, наставлении. Обучение на русском остается. В Галеевской мечети, например, с сентября начнутся курсы, совершенно бесплатно, в том числе и на русском языке. В других мечетях тоже будут проводиться уроки, воскресные занятия. И те, кто переживает за язык, пусть тоже не просто кричат: я татарин, а придут — мы предоставим им площадку, пусть преподают.

...

«Слушать хутбу (проповедь) — условие намаза. Слушать, а не понимать. Наставления же можно хоть на китайском языке вести». Фото: dumrt.ru

«В МЕЧЕТИ НА РУССКОМ НЕ РАЗГОВАРИВАЮТ»

Дискуссия о правомерности использования татарского как единственного языка проповеди имеет свою предысторию. Все те, кто начал интересоваться религией в 80-е годы прошлого века и раньше, наверняка хорошо помнят, как первый раз переступали порог мечети. Дурным тоном считалось обратиться к священнослужителю, как правило — пожилому мулле, не на татарском языке. Даже бабаи-прихожане, которые дома общались со своими внуками и детьми исключительно на языке межнационального общения, то есть на русском (в СССР он так назывался), стыдили гостей: «Мәчеттә русча сөйләшмиләр» («В мечети на русском не разговаривают»). Некоторые еще и добавляли: хочешь слушать русскую речь — иди в церковь. Поэтому, если возникала какая-то необходимость в проведении обряда имянаречения, похорон или чего-то другого, люди, не говорящие по-татарски, делегировали в мечеть родственника — носителя языка, чтобы он смог объяснить просьбу.

В советские годы даже бытовало мнение: родной язык тебе нужен будет в дальнейшем, лишь если ты захочешь стать артистом татарского театра или муллой. Причем это касалось не только Казани, но и практически всей России. В мечетях Москвы, Ленинграда или Ижевска звучала исключительно татарская речь. Да и простые обыватели российских городов в обиходе называли мечети татарскими.

Все поменяла перестройка. Религией стала интересоваться молодежь, не обремененная знанием языка предков, в города хлынули мусульмане из южных регионов. Под напором случившегося факта имамы в пятничных проповедях стали переходить на русский. Логика простая: «Если я буду говорить по-татарски, не все прихожане меня поймут, поэтому нужно разговаривать на доступном языке. Ведь смысл проповеди в том, чтобы ее понимали».

Альбир Крганов

Альбир Крганов: «Как Татарстан может просить другие регионы вести проповедь на татарском языке, когда в самой РТ не будет этого?! Татарстан сам должен добрый пример показывать». Фото: архив «БИЗНЕС Online»

АЛЬБИР КРГАНОВ: «ЛОГИЧНО, ЧТО МУФТИЙ КАМИЛЬ ХАЗРАТ ПОДНЯЛ ЭТУ ТЕМУ…»

Вопрос о возвращении пятничных наставлений исключительно на татарский контент поднимался еще 10 — 15 лет тому назад. Но, как говорит председатель исполкома всемирного конгресса татар Ринат Закиров, лоббисты этой идеи до сих пор не могли достучаться в двери республиканского муфтията.

«Мы уже в течение многих лет обращались в муфтият по данному вопросу, — рассказывает Закиров. — Они все тянули. Нам говорили, что в мечети идут люди, не понимающие татарского языка. Ничего подобного. Большинство прихожан — представители тюркских народов. Для них татарский издревле считался языком обучения основам ислама. Он для них не иностранный язык. Что касается татар, не знающих родного языка, то сейчас есть много возможностей. Пусть засядут за проект «Ана теле» и учат. Это можно за год сделать. Никаких проблем нет. Наш муфтий Камиль хазрат был инициатором татарских пятничных проповедей. Он сам пришел ко мне посоветоваться. Я сказал: если у вас возникла такая мысль, то мы будем для вас опорой».

В противном случае, как считает Закиров, язык в мечетях может полностью исчезнуть. Пример тому — столица нашей страны. Сейчас в Москве лишь в резиденции Альбира Крганова — муфтия Москвы и Центрального региона России, чей офис находится на Пролетарской, наставления на джума-намазе звучат по-татарски.

«Логично, что ДУМ РТ сейчас озаботилось этой темой, — считает Альбир хазрат. — Наши эксперты беспокоятся, что мы теряем свой язык. Он забывается. Да, русский знать нужно. Это язык нашей страны, нашей Конституции, государственный язык России. С помощью него мы обогащаем себя. Но почему мы не должны знать родной? В Татарстане проповеди нужно вести только на татарском языке. Литературном, правильном татарском языке. Я считаю, что это правильный шаг. Это будет большим вкладом в сохранение и укрепление татарского языка. Это будет вкладом в возрождение татарской богословской школы, потому что нам нужно изучать наши книги. Это будет примером и для других. Как Татарстан может просить другие регионы вести проповедь на татарском языке, когда в самой РТ не будет этого?! Татарстан сам должен добрый пример показывать. Здесь находятся все наши главные национальные институты, проходят татарские молодежные форумы, другие мероприятия. И логично, что муфтий Камиль хазрат поднял эту тему и ее будут обсуждать на пленуме. Конечно, нужно учитывать те приходы, которые русскоязычные мусульмане посещают. И я думаю, в татарском муфтияте к этому внимательно отнесутся».

Крганов напоминает слова богослова и просветителя Шигабутдина Марджани, который говорил, что в исламе нет трех вещей — национального народного языка, национальной одежды и народных обычаев, однако все они способствуют сохранению мусульманской религии. Потеряв язык, можно и религии лишиться.

«ПУСТЬ ТОГДА ДАЮТ ХУТБУ НА АРАБСКОМ, МЫ ВСЕ РАВНО НЕ ПОНИМАЕМ, КАК И ТАТАРСКИЙ»

«БИЗНЕС Online» попросил своих экспертов оценить правомерность предложения Самигуллина и его возможные последствия.

Айдар Шагимарданов — президент ассоциации предпринимателей-мусульман РФ:

— Я полностью поддерживаю муфтия. Однозначно это будет способствовать сохранению языка. А ответ всем тем, кто не понимает татарского: пусть ходят на лекции и проповеди вне пятничной молитвы. На пленуме ведь, как я понимаю, будет подниматься вопрос именно о джума-намазе. Знания можно получать и в другое время. Проводить джума полностью на татарском — я за!

Булат Яруллин — генеральный директор компании Elite Computer Systems (Казань):

— Я татарский очень плохо знаю, а ребенка так и вообще не получается водить на пятничный намаз. Он там сразу же заснет, так как ничего не понимает. Мне кажется, надо поднять вопрос о развитии татарского языка. И вот лет через 15 — 20, когда все это решится и татарский язык будет везде, можно будет вводить проповеди в мечетях. Что это за решение такое: давай уберем русский язык из мечетей? Ты сперва дай знания, прежде чем убирать. А так это бесполезный номер. Люди не будут понимать. Тогда пусть возьмут да и на арабский перейдут. Это аналогично. По сути так. По крайней мере для меня, моей семьи. Жена хуже меня понимает по-татарски. Пусть тогда дают хутбу на арабском, мы все равно ничего не понимаем, как и татарский, зато время сэкономим.

«ВСЕЦЕЛО ПОДДЕРЖИВАЮ — ЭТО ЗОЛОТЫЕ МЫСЛИ»

Фарид Салман — руководитель центра изучения Священного Корана и Пречистой Сунны:

— Всецело поддерживаю, приветствую и одобряю решение председателя ДУМ РТ, муфтия Самигуллина. Это золотые мысли. Нередки случаи, когда имамы ведут проповеди не на родном языке, а на каком-то новом наречии. Это лексика, которая состоит в основном из русских слов с непонятными вкраплениями на арабском и из небольшой части татарских слов. Необходимо унифицировать, выработать нормы языка для пропаганды ислама в современных условиях. Если люди приехали в Татарстан в качестве соискателей работы, я считаю, что они из чувства уважения должны знать язык. Для киргизов, узбеков это не составит труда. Наши языки похожи. Что касается таджиков, большая их часть — жители Узбекистана, и они прекрасно говорят на узбекском языке. Впрочем, для тех, кто не способен выучить наш язык, в отдельно взятых мечетях можно вести проповеди на узбекском и таджикском языках. Это два основных языка живущих здесь гастарбайтеров. Но имамы должны быть сотрудниками муфтията из числа лиц — этнических носителей языка. Проповеди должны составляться в ДУМ РТ. На русском же много литературы, и этого достаточно. В мечетях он неактуален. Разговоры о том, что есть такая категория населения, которая не поймет и прочее, — это от лукавого. Пусть учат татарский язык. Для радикалов-салафитов и ваххабитов любая национальная культура — это враг.

Фархад Мавлетдинов — имам Бурнаевской мечети Казани:

— Если муфтий решит этот вопрос, то мы подчинимся. У нас вертикаль власти, ее надо соблюдать. Мы подневольные люди. Перейдем на татарский язык. Для нас это не проблема, никаких сложностей нет. Просто что делать тем, кто татарского не понимает, и русскоязычным мусульманам? Я муфтию от себя лично письмо написал, все объяснил. Я считаю, что одну-две мечети надо оставить русскоязычными. Ведь от каждой пятничной молитвы человек должен получать очищение сердца, души. А если он не понимает языка, как он получит недельную порцию обновления? Сейчас время такое, люди книг не читают, на уроки не ходят, даже если они проводятся на русском языке. А пятничная молитва обязательна для мусульман. Если человек не говорит дома на татарском, в садике, школе его не научили, разве в мечети только он научится? У нас в мечети набирается в пятницу человек 150, и эта аудитория может уйти. Куда уйдет — это уже вопрос. Хоть на каком языке веди проповедь — надо, чтобы молодежь была под нашим контролем. А так она может поддаться радикальным проповедникам, которые объяснят ей свои «истины» на понятном языке.


По материалам «БИЗНЕС Online»:http://www.business-gazeta.ru/article/319489

0 Комментариев

Оставить комментарий


Login

Welcome! Login in to your account

Remember me Lost your password?

Don't have account. Register

Lost Password

Register