Намаз на
21 февраля 2020
Тюмень
05:54
Фаджр
07:54
Шурук
12:52
Зухр
15:53
Аср
17:51
Магриб
19:21
Иша

Татарин запустил успешный бизнес в Америки

ed73a691127373ce

Как уроженец Башкирии с блинной на колесах попал в пятерку лучших точек фастфуда в Питтсбурге

Преподаватель татарского языка и литературы из Башкирии покорил Америку блинчиками с колес. Сегодня к его фуд-тракам выстраиваются очереди, дело растет как на дрожжах, а сам Ильмир Ахметзянов своим примером подбадривает соотечественников. Мол, не бойтесь браться за смелые проекты. «Реальное время» пообщалось с предпринимателем на тему удачной бизнес-идеи, помощи землякам с родины и поддержки татарской общины в Питтсбурге.

Как учитель татарского ударился в американский фастфуд

— Ильмир, как получилось, что после учебы на преподавателя татарского языка и литературы вы оказались в Америке?

— Я учился в Уфе в пединституте, но в 2006 году по программе Work and Travel уехал в Штаты, да так и остался. Вот уже 11 лет здесь живу. Но потом я все-таки вернулся и доучился. Когда я поступал, это был факультет по подготовке преподавателей татарского и английского языков для национальных школ, то есть сначала это был как иняз. Потом, по возвращении, я поступил на заочное отделение, а там английского уже не было. Хотя я на самом деле учитель татарского и английского, но в дипломе указан только татарский. Английский я тоже знаю очень хорошо.

— Как вы открыли свое дело в Штатах?

— Первое время чем только не занимался, пробовал разное, одно дело открывал, другое закрывал. Словом, много где себя пробовал. Но потом познакомился с женой, а она как раз работала в сфере общепита. Я посмотрел, как они работают, у меня был шок, сколько они за день зарабатывают. Этот сервис мне очень понравился, я им тоже помогал. Потом, в 2011 году, открыл свое дело, потихоньку закупил оборудование, участвовал в фестивалях. В 2013 году стал развивать это направление, у меня появился фуд-трак, я стал продавать блины, давать рекламу, и так пошло-поехало.

В Америке очень много разных фестивалей — итальянских, греческих, День города, еще чего-нибудь. Они нас приглашают, мы туда идем, устанавливаемся и делаем наши блины. У нас сейчас три машины, но третью еще не запустили, доделываем. Мы также ставим большие шатры на фестивалях и работаем.

Нас стали на свадьбы, дни рождения приглашать. И сейчас на все фестивали, как только мы представимся, нас сразу берут. Вот это самое главное — правильно продумать меню, а потом чем угодно можешь торговать

«Ни один блин еще не съел»

— Почему блины? Любимое блюдо?

— Нет, на самом деле, я как открылся четыре года назад, ни один блин еще не съел. Все любят, а я даже ни разу не пробовал. Как-то так получилось. А когда только начинал заниматься бизнесом в Америке, я все делал: и бургеры, и картошку фри. Но рынок был уже так заполнен, что никуда не зайдешь. Я пытался, писал организаторам фестивалей, но меня никто не брал.

Это потом жена мне предложила: а давай блины попробуем продавать. А дело было так: напротив нашей точки два пацана уже начали продажу блинов, и смотрю — у них идет. Я как-то сразу решился, взял оборудование, открылся — это было в марте 2013 года. И буквально недели через две ко мне подошел среднего возраста человек. Мы с ним поговорили, у него, оказывается, был точно такой же фуд-трак, но он делал тако. Он мне подсказал: чтобы быть успешным, нужно в интернете про свое дело очень много писать. Завести странички в «Инстаграме», «Твиттере», «Фейсбуке». Я как-то несерьезно к этому делу отнесся. Он взял и сам написал про меня у себя в «Твиттере». Я смотрю: пошли звонки, сделали интервью со мной в Pittsburgh Post-Gazette — это главная газета у нас в Питтсбурге. И после публикации к нам три месяца очереди стояли, все приезжали. Так у нас все хорошо пошло! Нас стали на свадьбы, дни рождения приглашать. И сейчас на все фестивали, как только мы представимся, нас сразу берут. Вот это самое главное — правильно продумать меню, а потом чем угодно можешь торговать. Затем в Университете Питтсбурга мы точку открыли. И первое время тоже был ажиотаж.

«Ребята из Арска приехали английский учить — татарский подтянули»

— Вокруг себя в бизнесе я собрал своих знакомых. Все татары, кстати, из Уфы или Казани. Все мои друзья умеют делать блины — это на всякий случай. Если кто-то не выйдет, я позвоню, скажу: «Слушай, Зухра, можешь выйти подменить?» Она выйдет, поможет.

Я почему-то хочу с нашими работать. Но мне кажется, татарам не хватает предприимчивости. Я хочу им сказать, что не нужно бояться. Нужно пробовать — и обязательно получится. По-разному, конечно, бывает, но в этом сезоне вокруг меня одни татары почему-то. Мы даже между собой татарча (по-татарски) общаемся, по-русски не говорим: только по-татарски и по-английски. Ко мне на лето приехали ребята из Арского района. Они говорят: «Мы приехали сюда английский учить, мы здесь татарский подтянули нормально».

Я почему-то хочу с нашими работать. Но мне кажется, татарам не хватает предприимчивости. Я хочу им сказать, что не нужно бояться. Нужно пробовать — и обязательно получится

— Блины печете по татарскому рецепту?

— Нет, здесь, в Америке, их знают как французские. Говоришь, что это неправильно, что вообще-то их в России пекут, но у них это уже как-то заложено.

Сейчас я думаю, вот мы еще одну машину запускаем, может, что-то национальное тоже сделаем. Но дело в том, что все наши национальные блюда, как бы сказать… С продажей-то проблем не будет. Дело в том, что здесь сложно найти хороших помощников и работников. Не все идут на эту работу, говорят: тяжело. Но, в принципе, попробовать можно.

— А с чего бы вы начали, эчпочмаков?

— Ой, эчпочмаки! Я как вижу, как жена или мама их делают… Если это делать — за это надо браться серьезно. Там 100—250 человек надо кормить в день. Кто 200 эчпочмаков будет делать? Тем более эмигрантов здесь немного, основные наши клиенты — это американцы.

— Ну, может, им понравились бы наши национальные блюда…

— Мне тоже интересно это узнать, я уже несколько лет хочу попробовать на фестивалях приготовить плов, ищу человека. Но у нас все пока не получается, или человек не выходит, или еще что-нибудь. Но я думаю, это пойдет, все надо пробовать.

— Есть какие-то свои особенности в открытии дела в Америке по сравнению с Россией?

— Если бы я это делал в России, нас бы, наверное, закрыли через неделю. В чем преимущества ведения бизнеса в Штатах? Если приходят с проверкой из санэпидемстанции или администрации города, они говорят: «У вас вот такие ошибки есть. Вы сегодня работайте, но исправьте, пожалуйста». Мы это исправляем. У них нет такого: все, закрывайтесь сразу. Если, конечно, у вас каких-то серьезных нарушений нет.

Если бы я это делал в России, нас бы, наверное, закрыли через неделю. В чем преимущества ведения бизнеса в Штатах? Если приходят с проверкой из санэпидемстанции или администрации города, они говорят: «У вас вот такие ошибки есть. Вы сегодня работайте, но исправьте, пожалуйста»

Вообще, в этом городе очень хорошо относятся к малому бизнесу. У меня первое время столько ситуаций было. Например, соседи жаловались, что я возвращаюсь домой с прицепами. Собрания устраивали, говорили: вот приехал эмигрант. Потом им объяснили, что я таким образом бизнес пытаюсь наладить. И тогда соседи стали нормально реагировать, не так негативно. Люди в нашем городе вообще хотят, чтобы такой маленький бизнес встал на ноги и был на плаву, они не хотят сбить тебя с ног. Были у меня серьезные ошибки по налогам, я этого не знал. Они мне это просто простили, закрыли глаза на это. В этом плане здесь вести свое дело намного легче. Здесь тебе указывают на ошибки, но не зарубают на корню. Америка, наверное, лучшая страна для малого бизнеса.

«Дело не в числе татар в Америке, а в нашей сплоченности!»

— Как вы познакомились с женой? Учите ли детей татарскому языку?

— Жена у меня башкирка по национальности, но она говорит по-татарски. Мы познакомились в Америке, она написала мне во «ВКонтакте». Жила в 45 минутах от Питтсбурга и очень удивилась, что здесь есть татары. Я ей написал: да, есть, мы проводим Сабантуи, приезжай. Я еще занимался тем, что активно помогал ребятам, которые приезжали в Америку из Башкортостана или Татарстана. Помогал найти жилье, работу. И сейчас помогаю. И я подумал: вот очередная девушка, которой работа нужна. Так мы с ней познакомились, вскоре прочитали никах. Сейчас у нас уже двое детей.

Очень сильно стараюсь, чтобы наши дети знали татарский язык. Мои родители, когда приезжали к нам на лето, тоже помогали нам в этом. Хотим, чтобы они в идеале говорили, но пусть хотя бы понимают татарскую речь — это уже будет хорошо. Но на самом деле здесь это очень серьезная проблема. Друзей татароязычных нет, все друзья говорят на русском или английском. Но мы все равно стараемся.

— Насколько большая татарская община в Питтсбурге?

— Все нас об этом спрашивают, но в действительности в Америке нет такого, чтобы татарские общины были большие. Я бы не сказал, что татар здесь много — их мало, но зато они более сплочены, что ли, и проявляют себя более активно. Между собой мы здесь очень близки, тесно общаемся, держимся друг за дружку, помогаем. Потому что мы понимаем, каково это — оказаться одному на чужбине. Бывает, звонит человек, говорит: «Я такой-то, например, Арчадан (из Арска — с тат. яз.), мне ваш номер передали». Я говорю: «О, если Арчадан, давай говорить по-татарски! Давай приезжай к нам, мы тебе жилье найдем, на первое время работу дадим, там уж дальше сам определишься, что к чему». Так что тут дело даже не в числе татар, а в нашей сплоченности! Мы вот, например, у себя в Питтсбурге человек 20—30 татар спокойно соберем.

Самые большие сборы у нас на Сабантуй. А так в основном что делают татары? Они пьют чай, инде. Собираемся, обсуждаем новости. Бывает, что песни поем

У нас где-то пять—шесть молодых татарских семей с детьми. Есть, правда, и другие татары, которые вроде и живут здесь, но не проявляют себя никак, не стремятся общаться с земляками, поддерживать связь. Они живут как-то сами по себе, наша хата с краю. В то же время есть люди, которые, может, и не совсем чистые татары, например, только бабушка у них была татаркой, но они все равно активно себя проявляют, участвуют в наших совместных встречах.

«В основном что делают татары? Они пьют чай, инде»

— Чем занимаетесь в общине, когда собираетесь вместе?

— Самые большие сборы у нас на Сабантуй. А так в основном что делают татары? Они пьют чай, инде. Собираемся, обсуждаем новости. Бывает, что песни поем. У нас сейчас у всех такой период, у всех маленьких дети, и у всех с родины приезжают родители. И они нам говорят: «Вот у вас тут семья татарская есть, вон еще одна. Давайте приглашайте!», вот и приглашаем. Во время Уразы ифтары делаем, в гости друг к другу ходим.

Я бы, конечно, хотел, чтобы у нас побольше было татарских семей. В 2010 году вообще никого из татар не было в Питтсбурге, кроме меня и еще одного друга Ильнара. Потом как-то пошло, узнали, что еще одна семья есть. На самом деле, в любом большом городе Америки татары есть, просто надо их вытянуть к общению со своими. Когда мы говорим, что их нет, мы просто их не знаем.

А затем общение, сплочение происходят уже сами собой, естественным путем. Когда живешь в Казани, ты даже внимания не обращаешь на то, кто перед тобой: татарин ли, азербайджанец ли. Как только уезжаешь из Шереметьево, и чем дальше от родины, тем больше проявляется эта тяга к своим. Люди сами говорят тебе: «Я же татарка, у меня мама или бабушка татарка». И как говорят наши татары из Нью-Йорка, чем старше становишься, тем больше тянет к сородичам, еще теснее с ними общаешься.

 

0 Комментариев

Оставить комментарий


This error message is only visible to WordPress admins

Error: No connected account.

Please go to the Instagram Feed settings page to connect an account.

Login

Welcome! Login in to your account

Remember me Lost your password?

Don't have account. Register

Lost Password

Register